Яндекс.Метрика

Про нас...


...
 
# 702
Поколению 1970-1976 годов рождения посвящаецца...

Мы провели детство, и пошли в школу на закате славной эпохи Леонида Ильича Брежнева. В эпоху, где джинсы Levi's и видеомагнитофон практически приравнивались к цене человеческой жизни, а в отдельных союзных республиках намного превышали ее. Нашим героями были югослав Гойко Митич, лихо игравший индейцев и прочих правильных пацанов, и хохол Олег Блохин, захуяривший ниибацца скоко голов в чемпионате СССР. Мы играли в войну и собирали вкладыши от жвачек, за которые могли убить однокласников. Мы пиздили в универсамах пепси колу, а если завозили кока колу то про это месяц говорила вся школа: Типа я коки спиздил 10 бутылок, до сих пор одна осталась:

Нас принимали в октябрята в мавзолее или в райисполкоме и заставляли учить наизусть жизнь деда Вовы Ленина, а мы в отместку пели про то, что "когда был Ленин маленький с кудрявой головой, он то же бегал в валенках и хуй дрочил ногой..". Годы весело уебывали от нас. Генсеки дохли как мухи, а из уроков политинформации мы узнали что против СССР и СЭВ запад готовит заговор и нам ниибацца как тяжело, но если что, то мы их всех в рот выебем, потому как наш бронепоезд стоит как говорится: Нам ебали мозги про всякие Фронты Освобождения имени Фарабундо Марти, которые геройски ебашут контрас: Мы собирали мукулатуру и лаве для детей Анголы (интересно кто его в итоге спиздошил??). Нас приняли в пионеры. Появились фото KISS "без масок" за 20 копеек и игральные порнокарты по рублю за полколоды (Почему не за полную понятно- дрочить итак хватит). Родители на кухнях пиздели про дифицит и грядущие перемены... Пришел Горби, а с ним и долгожданные перемены. Кооперативы. Катя Лычева съеблась в США, Саманта Смит разбилась на самолете (Ясен хуй из за ЦРУ). Страна стала ускоряться и перестраиваться. Мы стали оттопыриваться на дискотеке МАм и поняли вкус травы. В связи со смягчением статьи 188 по валюте многие из нас стали наживать по фарце на Арбате. Типа того: Ливайс мало битый, родной, нужен? Ну да,ясен хуй!!! Гони 120 деревом:. (Рыжий позвони армянам, у них самопал остался??). Мы напивались русским роком, вылезшим из котельных, и проповедовавшим отказ от любых ценностей кроме водки, секса и рок н рола (интересно как у них теперь с ценностями? мли Макар на Лексусе это так, хуйня какая то?). Началась эпоха люберов и прочих гопников, которые слушали Цоя и хуярили нас велоцепями. их мы то же пережили. Горби вывел войска из Афгана:

Наступали 90-е. Немцы выиграли чемпионат мира по футболу. Потом путч. Потом Мишу послали нахуй. Надвигался пиздец. Мы поступили в институты и стали торчать от жизни на степуху. Нас оглушило кино: Гребень и Цой в АССЕ, мгла, Негода показала всему союзу сиски и пезду в "Маленькой Вере", "Меня зовут Арлекино": Нам стали внушать, что Павлик Морозов был сцука, а Союз был хуевый. Из нас старательно выбивали прежние идеалы. Мы особо не противились этому.. Но скоро стало совсем хуево. Пропали продукты, бухло и курево. Наши стали просерать в хоккей. Потом все появилось, но уже по ценам ниибацца. Мы насрали на все и стали ускорятся в танце: Джамп, Ред Зон, Гагарин Парти, потом ЛСДэнс и Эрмитаж.. Мы проклубили по всей мазе: Стрельнулся Кобейн, Гехан чуть не сторчался. А мы просто зажигали: Закончив институты мы почесав репы решив, что пора наживать. Более старшие подонки будучи в прошлом комсоргами и парторгами уже прислонились к нихуевым лаве. Они нажили стока, что если бы они сели на свое бабло,то их ноги бы до земли не достали. Мы спросили : А типа нам бы вот так: - Отойдите нахуй от военного эшелона - был ответ. Мы отошли и стали пиздить то, что осталось.

Наши однокурсницы и однокласницы пытались выйти замуж за богатых подонков. Но те или уже были женаты на своих комсомолках или были отхвачены более молодыми сцуками. Подрастающее поколение девок было смелей, красивей, а главное моложе. Наши сверсницы еще не успели снять трусы, а молодежь уже села на компрессоры: Маза ушла, и они вышли замуж за нас. Мы оказались между. Не старые и не молодые. Не бедные, но и не богатые. Мы не успели отряхнуть пыль Союза и не успели впитать ебаный ветер перемен. Мы не хуя не патриотичны, но если любая америкосная сцука скажет, что это они выиграли ВОЙНУ мы набъем им ебало. Мы аполитичны, так как знаем цену лозунгам партии. Мы ненавидим свою страну и плачем от ностальгии в Париже. Мы еще успели прочитать Бунина. Мы не знаем слов "политкоректность" и "терпимость", потому как мы ненавидим пидаров и негров. Мы выросли с особой системой ценностей и координат. Не стали патриотами, но и не стали космополитами. Мы возненавидели СОВОК. Только почему то на Новый Год поем "СОЮЗ НЕРУШИМЫЙ".

Мы пережили два кризиса и сотни попадосов. Мы сами не раз кидали. В итоге мы безошибочно стали определять СВОИХ. В кафе, в пробках, в интернете, в толпе. Не помню кто сказал, но мы реально "ОСКОЛКИ РАЗБИТОГО ВДРЕБЕЗГИ". Поколение циничных романтиков- индивидуалистов. Мы - как лисенок, выросший в зоопарке и охуевший от внезапно нахлынувшей свободы, когда его выпустили на природу. Он не знал что делать с этой свободой и вернулся в зоопарк. В итоге лисенок загрыз своего хозяина и ушел в лес.

(с)Амиго by http://www.udaff.com
دو چیز که هست مایه دانائی
بهتر زهمه حدیث نا گویائی
از خوردن هر چه هست نا خوردن به
و ز محبت هر چه هست به تنهائی
مایه


 
# 363
Сильно... и правдиво... только в некоторых местах мат не ко слову... :nih:


...
 
# 702
Crazy, :nih:
دو چیز که هست مایه دانائی
بهتر زهمه حدیث نا گویائی
از خوردن هر چه هست نا خوردن به
و ز محبت هر چه هست به تنهائی
مایه


 
# 363
Incubus писал(а):Crazy, :nih:

но зацепило, хотя в одном не соглашусь, не опративел мне совок, очень я его люблю, особенно брежневские времена... :oops:


...
 
# 702
Оживим тему....

Киевские гастрономы 1970-ых: продавцы, покупатели и товары

Покупатели 1970-х были людьми особой породы, в большинстве своем владевшими уникальными бойцовскими навыками и специфической терминологией, которую без подсказки сегодня уже не понять.

Они знали, что такое "дают" (в значении: продают) и "выбросили товар" (на прилавок выложили дефицит), умели одновременно "держать" две–три очереди, тонко чувствовали сакральный смысл выражений "знакомый мясник", "завмаг" и "зайти с заднего крыльца", отлично понимали, что такое "товары повышенного спроса" и "килограмм в одни руки", испытывали неописуемый восторг при слове "импорт" и из собственного опыта давно усвоили, что "всегда прав" бывает не покупатель, а продавец.

А все потому, что "семидесятники" прошли суровую школу покупок в советских магазинах, когда обладать "Государственными казначейскими билетами" (так назывались купюры достоинством 1, 3 и 5 рублей) и "билетами Государственного банка СССР" (банкноты от 10 рублей и выше), вовсе не значило купить нужную вещь.

Ведь в эпоху дефицита в свободной продаже находились, как правило, товары, не пользовавшиеся особым спросом. Поэтому потребитель становился не только и не столько покупателем, сколько доставалой, выбивалой, добытчиком и, вдобавок, немного коррупционером (поскольку частенько "доставал" с переплатой).

Вот, например, киевлянин отправился в магазин. Обычный житель нашего города, не номенклатурный. Пошел в обычный гастроном, не для избранных. Что он там видит?

Во-первых, вывеску у входа. В те времена продуктовые магазины носили незатейливые, зато понятные названия — "Гастроном", "Продтовары", "Молоко", "Детское питание", "Хліб", "Заморожені продукти", "Українські ковбаси", "Сільгосппродукти", "Мясо–колбасы", "Ряжанка", "Дієтичні продукти", "Дари ланів", "Черешенька", "Овочі–фрукти".

Изображение

Типичное сооружение на массивах, строившихся в 1970-е, — двухэтажная стекляшка торгового центра, в котором объединены гастроном, столовая, стол заказов (на фото — торговый центр "Жовтневий" на Никольской Борщаговке). Иногда с гастрономом соседствовали аптека, разного рода ремонтные мастерские и прочие заведения бытового обслуживания населения.

Работали, как правило, с 8 до 20 часов, перерыв на обед с 13 до 14 либо с 14 до 15. Фирменные гастрономы ("фирменность" заключалась в принадлежности фирме торговых услуг "Київ") назывались, как правило, в соответствии с местом своего нахождения: "Лівобережний", "Московський" (в Московском районе), "Першотравневий" (на Первомайском массиве), "Жовтневий" (в Жовтневом районе), "Славутич" (на Русановской набережной) и так далее.

Изображение

На жилмассивах, построенных еще в 1960-е, гастрономы размещались в первых этажах "хрущевок" (на фото — гастроном "Лівобережний" в Дарнице). В торговом зале располагались только отделы гастронома, иногда — небольшой кафетерий и столики. Музей Киевгорстроя

Фирменные заведения удобно работали с 8 до 22 часов без выходных и обеденных перерывов. Знаменитый гастроном "Центральный" (Крещатик, 40) обслуживал посетителей до 23-х.

Изображение

Гастроном "Центральний" на углу Крещатика и улицы Ленина (Богдана Хмельницкого) — самый знаменитый продовольственный магазин столицы УССР. В народе фигурировал как "цэгэ"…

Всего в Киеве в 1979 году работал 541 гастроном, из которых 505 подчинялись районным гастрономторгам, 14 — фирме "Київ", два — Главному управлению торговли горисполкома, 16 — разным ведомствам (например, птицефабрике, объединению "Киеврыба" и так далее).

Еще четыре (они тоже принадлежали фирме "Київ"), расположенные в "спальных" районах, представляли собой новую прогрессивную форму обслуживания — универсамы [універсальний магазин самообслуговування - радянський аналог супермаркету переважно з продуктовим асортиментом - ІП]

Изображение

Первый в Киеве универсам открылся на Никольской Борщаговке в 1973 году (на фото). Построен по проекту архитекторов М. Будиловского, И. Веримовской, инженеров А. Печенова и В. Доризо, торговая площадь — 4800 м².

Таких выражений как "сделать шоппинг", "оплата кредиткой", "дисконтная карточка", "скидка для предъявителя флаера" в те времена не было. Точнее, были, но где-то далеко за пределами СССР.

А в Киеве говорили "сбегал в магазин" (или в "гáстрик", ударение на первый слог, так называли гастроном), "купил", "затáрился", "повезло", "попал" (пришел в магазин, когда там продавали дефицитный товар), "выбросили" (выложили в торговый зал для продажи), "не хватило", "обхамила", "обвесила", "жалобная книга".

Очередь, прилавок, весы, деревянные счеты с желтыми и черными костяшками, кассы (к ним отдельная очередь, покупатель должен назвать кассиру номер отдела, наименование товара и сумму), периодические выкрики продавцов "Касса, "Останкинскую" не выбивать!" и грозные призывы кассиров "Готовьте мелочь!" — вот типичная атмосфера киевских гастрономов тех лет.

Изображение

Будни большого советского гастронома по версии сатирического журнала "Крокодил". Тут и касса с призывом "Готовьте мелочь!", и еще одна — с табличкой "Касса обслуживает только 5-ю секцию", и уборщица, разгоняющая метлой покупателей, и грузчик, заглянувший в отдел "поболтать", отрывая продавщицу от работы, и покупатель, безуспешно пытающийся разрезать черствый батон огромными ножницами, и другой покупатель, требующий "Жалобную книгу", — словом, картина довольно типичная. Все "родимые пятна" советской торговли сведены воедино.

Итак, киевлянин переступил порог магазина. Что ж, посмотрим, что он сможет там купить…

К примеру, молочный отдел. На прилавке — молоко, сливки, кефир, ряженка. В 1970-е их можно было "взять" в любое время дня (это в 1980-е молочные продукты уже появлялись на прилавке только утром). Вопрос о производителе, торговой марке не стоял: для покупателя существовала просто "ряженка", просто "кефир".

Изображение

Молоко завозили в гастрономы прямо с молокозаводов (на фото — линия разлива Киевского молокозавода № 2). Оно продавалось, как правило, в стеклянных бутылках с крышечками из серебристой фольги. Стоимость пол-литровой бутылки — 22 копейки. Столько же стоила пачка дорогого мороженого в шоколадной глазури.

Молоко и молочные продукты продавались преимущественно в бутылках (торговля молоком на разлив во второй половине 1970-х сошла на нет). Все бутылки были светлые, одинаковой формы, с широким горлышком и закрывались крышечкой из алюминиевой фольги.

Никаких этикеток на них не было, киевляне различали товар по цвету крышечки: серебристая — молоко, зеленая — кефир 3,2–3,5% жирности, полосатая серебристо-салатовая — нежирный кефир, розовая — ряженка, серебристая с желтыми полосами — сливки, темно-желтая — топленое молоко, синяя — ацидофильное молоко. (В других городах СССР расцветка крышечек могла быть другой.)

Изображение

Молоко можно было купить в бутылках емкостью пол-литра и литр, прочие молочные продукты — только в пол-литровых. Пол-литровая бутылка молока стоила 22 копейки, кефира — 28, ряженки — 32, сливок — 51, топленого молока — 31.

Пустую тару можно было сдать — либо за деньги (литровая — 20 копеек, пол-литровая — 15), либо в обмен на товар.

А из крышечек дети мастерили медальки… Впрочем, не только дети. Находившийся в 1970-е в заключении кинорежиссер Сергей Параджанов делал из таких крышечек медальоны-барельефы и дарил друзьям.

Молоко также продавалось в пол-литровых красно-сине-белых треугольных пакетах из плотного картона (финская лицензия) по 16 копеек.
Такая упаковка была очень удобна — уже открытый пакет можно поставить на стол или скамейку в парке, откусить булочку, потом запить молоком. Неприятность заключалась лишь в том, что некачественно заклеенный пакет нередко протекал…

Изображение

Треугольные пакеты с молоком являлись альтернативой стеклянной бутылке — и не бьются, и стоят на 6 копеек дешевле. Правда, недостатки их тоже очевидны: часто текут (пакеты делались хоть и по финской лицензии, но клеились в СССР), а дешевизна относительна — стеклянную бутылку можно было сдать и получить 15 копеек, а пакет — одноразовый. Сдать его можно было только в макулатуру.
Пакет "Молоко", 1973 год.


Сметана, как и в предыдущее десятилетие, продавалась на разлив. Продавец специальным черпаком наполнял из бидона посуду, принесенную покупателем.

Если он наливал больше, чем заказано, покупатель оплачивал фактический объем — согласно правилам торговли возвращать излишек из посуды в бидон категорически запрещалось. Хранить сметану в магазине разрешалось летом до трех дней, зимой — не более пяти.

В 1970-е киевляне познакомились с новинкой — сметану начали продавать в заводской 200-граммовой упаковке (белых прямоугольных "корытцах" из тонкой пластмассы, запечатанных сверху голубой фольгой, и в цилиндрических "стаканчиках"). Стоимость — 28 копеек.

Одни покупатели недовольно бурчали, мол, это вдвое дороже разливной. Другие, наоборот, радовались — теперь у продавцов не будет возможности развести сметану кефиром.

Ведь в городе из уст в уста передавали историю о том, как однажды работники районного Комитета народного контроля нагрянули в магазин с проверкой и обнаружили записку, оставленную продавщицей своей сменщице: "Сметану не разводи, она уже два раза разведенная".

О том, что заводская сметана в "корытцах" была из порошка, тогда еще мало кто догадывался. Увы, эпоха "порошковой" продукции началась именно тогда, а не в 1990-е годы… Ну а "живая" сметана (разливная) переместилась из гастронома на рынок.

Изображение

"Заводскую" сметану продавали в различных упаковках — больших стаканчиках, маленьких стаканчиках (с ласковым названием "Сметанка") и "корытцах". На фото: цех расфасовки сметаны Киевского молокозавода № 2.

Творог в пачках? А это, извините, дефицит. Бывает, но не всегда. Как и глазированные сырки — новинка, появившаяся в СССР в конце 1960-х. Единственный в те времена молочный десерт изначально адресовался детям, однако неожиданно завоевал сердца и их родителей. В результате спрос значительно опередил предложение. В 1970-е глазированные сырки надо было "доставать".

В колбасном отделе картина скромнее. Можно купить колбасу "Ливерную" по 1 рублю 80 копеек за килограмм, прозванную острословами "собачья радость" (многие скармливали ее четвероногим любимцам). Или совсем дешевую вареную колбасу по 1 рублю 20 копеек, о которой поговаривали, что ее делают из туалетной бумаги.

Кстати, недавно выяснилось, что в этих байках таки имелась доля истины — найденные архивные документы подтвердили, что в качестве добавок применялась… нет, не туалетная бумага, конечно, а целлюлоза.

Вареную колбасу подороже (и, соответственно, повкуснее) — "Докторскую" по 2 рубля 20 копеек, "Любительскую" по 2 рубля 80 копеек или "Молочную" по 2 рубля 10 копеек — тоже, как правило, можно было приобрести без особых проблем. Хотя нередко, чтобы ее купить, приходилось обойти пару–тройку гастрономов.

Но всегда вкусная "Детская" по 2 рубля 60 копеек уже считалась дефицитом — за ней надо было ехать в центр города. Хотя и это не гарантировало покупку.

Полукопченая колбаса была представлена, как правило, одним-двумя сортами. Скажем, "Одесской" по 2 рубля 60 копеек, а если повезет, то и "Краковской" по 3 рубля 30 копеек — менее жесткой и более вкусной.

Спрашивать в гастрономе копченую колбасу нормальному киевлянину в 1970-е даже в голову бы не пришло — "элитную" продукцию в обычном магазине не продавали…

Тогдашний анекдот:
— Мне бы сервелата, или "Краковской", или "Детской".
— Память у тебя, бабушка, великолепная!

В рыбном отделе — замороженная рыба. Обычно, хек, ставрида, камбала, скумбрия. Живая рыба появлялась в крупных магазинах, где имелись большие прилавки-аквариумы (например, в специализированном рыбном магазине "Океан" по Красноармейской, 13, прозванном шутниками "Океан пустоты"), причем только в сентябре–октябре…

Вообще, плачевную ситуацию на "рыбном фронте" демонстрирует анекдот, популярный в конце 1970-х: "В чем сходство кошки и холодильника? Оба белые, с хвостом и мурлычут. А в чем разница? У кошки внутри рыба бывает чаще, чем в холодильнике".

С селедкой ситуация немного лучше — она все-таки появлялась в свободной продаже. Правда, банка хорошей дальневосточной сельди являлась дефицитом.

А селедка, отпускавшаяся поштучно, была, в основном, пересоленная и тощая. Ее взвешивали вместе с головой, которой потом лакомилась разве что кошка. В одном анекдоте покупатель просит: "Дайте мне руководящую селедку". Продавец удивляется: "Какую еще руководящую?" — "Ну, жирную и без головы".

Из рыбных консервов гарантированно в продаже была разве что "Килька в томате" — популярная закусь студентов и любителей "сообразить на троих".

(с)Станислав Цалик. Киев. Конспект 70-х. – К., "ВАРТО", 2012.
دو چیز که هست مایه دانائی
بهتر زهمه حدیث نا گویائی
از خوردن هر چه هست نا خوردن به
و ز محبت هر چه هست به تنهائی
مایه


Та же самая
 
# 430
Incubus,

с интересом читала
- = душа поэта и не такое выносила = -


...
 
# 702
Lili писал(а):Incubus,

с интересом читала

у нас тоже самое было... правда с поправкой на размер города...
دو چیز که هست مایه دانائی
بهتر زهمه حدیث نا گویائی
از خوردن هر چه هست نا خوردن به
و ز محبت هر چه هست به تنهائی
مایه


Тянет к земле.
 
# 1528
# Ленинград
Саратовский крекинг-завод № 4 (он же Саратовский нефтеперерабатывающий завод).
Построен в 1934 году.
27 апреля 1934 года в 14 часов первая очередь Саратовского нефтеперерабатывающего завода вступила в эксплуатацию, а 28 апреля были получены первые 125 тонн сырого бензина.

В 1940 году была введена в эксплуатацию газофракцнонирующая установка № 45, вырабатывающая пропан, бутан и метан.
В 1941 году был закончен монтаж установки №29, вырабатывающей изооктан, после чего она сразу была введена в эксплуатацию
В годы Войны, несмотря на то, что работники нефтяной промышленности указом Государственного комитета обороны страны от мобилизации были освобождены, с завода ушли на фронт более 800 человек. Вместе с мужчинами добровольно ушли 42 девушки.
В ноябре 1941 года в стране начался сбор средств на покупку боевой техники. В Саратове в государственном банке был открыт счет № 514031 для сбора средств на покупку танковой колонны. Коллектив завода внес на этот счет 28953 рубля.
За 11 дней бомбежек летом 1943 года на завод было сброшено более 1500 фугасных бомб. Маленькие фугасные бомбы весом 25-50 кг не поддавались учету. 46 бомб весом от 250 до 500 кг не взорвались. Завод был разрушен почти до основания.

За заслуги в годы Великой Отечественной Войны в 1985 году завод был награжден Орденом Отечественной войны I степени, имеет на вечном хранении Знамя Государственного комитета обороны СССР.

Но к 1970 году выпуск продукции составил 7603 тыс. тонн, к 1975 году - 9178 тыс. тонн. Топочный мазут экспортировался в Болгарию, на Кубу, в Италию; дизельное топливо — в Бельгию, Италию, Грецию, Францию, Англию; керосин осветительный — в Индию, Венгрию, Польшу, Финляндию, ЧССР, бензин АИ-93 — в ФРГ, Англию, Бельгию, Исландию, Голландию.
В 1983 году переработка нефти на предприятии достигла более 10 млн. тонн.

А потом Советский Союз кончился.

В начале 1990-х годов предприятие было преобразовано в ОАО. Почти сразу у предприятия начались проблемы. В 1993 году под нажимом областных властей НПЗ отгружает сельхозпредприятиям продукции на 130 млрд рублей без предоплаты. Большая часть этих денег так и не была возвращена. вследствие этого завод остался без оборотных средств и был вынужден сокращать закупки сырой нефти. Вслед за этим падает объём переработки нефти. В 1994 году на НПЗ было переработано лишь 2,5 млн т. нефти. В первом полугодии 1995 года завод вообще перерабатывает только давальческое сырьё.
Проблемы предприятия усугублялись ещё и борьбой за него различных структур. В первой половине 90-х годов за контроль над предприятием боролись местные «Нарат» (Аблязов К. А.) и «Волго-нефть» (Родионов В. Е.). Также в борьбу вступила нефтяная компания СИДАНКО, сумевшая установить в конечном счёте контроль над НПЗ.

Сейчас этот завод принадлежит некоей компании с Британских Виргинских островов. Он больше не наш.

А совок - он такой совок. Ага.
Люблю, чтобы пиво было холодным, телевизор работал громко, а гомосексуалисты горели в аду.
640509-040147


Тянет к земле.
 
# 1528
# Ленинград
Incubus писал(а):Катя Лычева съеблась в США, Саманта Смит разбилась на самолете

кста, Катя Лычёва нынче вице-президент АвтоВаза. о как.
Люблю, чтобы пиво было холодным, телевизор работал громко, а гомосексуалисты горели в аду.
640509-040147


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1